Молча о том, что не нуждается в расспросах (Гл. Янтарный) - Фанфики - Фанфикшен и реальность - Каталог статей - Маленький сундучок с мангой
Мир сказки открылся, 
Когда провалившись в него,
Открыл ты глаза
И в сочетаниях .....
Душу родную найдёшь
Главная » Статьи » Фанфикшен и реальность » Фанфики [ Добавить статью ]

Молча о том, что не нуждается в расспросах (Гл. Янтарный)
— Все хотят, чтобы ты был капитаном пиратов Бел… — Джоз на секунду переменился в лице, прокашлялся, поправляясь с непривычки, — пиратов Марко Феникса?..
Последнее получилось несколько вопросительно. Похоже, это все-таки звучало странно и немного смешно. Не так как звучало всегда – пираты Белоуса! Эдвард Ньюгейт – как гром на всех просторах океана, на любом острове. Сила, мощь и гордость тех, кто сражался под его флагом! А Марко Феникс? Это уже новая Эра… И только время покажет, станет ли это имя таким же запоминающимся, как имя Отца.
— Ну, прямо-таки все, — легко усмехнулся Феникс.
— Большинство За, я тоже, ведь ты был сильнейшим из всех нас после Отца.
Взглянув на Джоза, Марко увидел то, чего и ждал от него – уверенное выражение лица, с легкой тенью печали и сожаления. Странно, как на лице такого твердого и прямолинейного характером человека может отражаться подобная смесь эмоций? Однако, мужчина понимал, за это время все вместе, рядом друг с другом они научились чувствовать и испытывать все то, что положено одной большой крепкой семье. Все изменились и приняли себя и остальных такими, какие есть. Джоз не исключение, да и сам марко не был таковым.
Взлохматив одной рукой свои волосы, капитан 1-ого дивизиона вздохнул.
— Не думаю, что Дозор будет торопить нас с избранием капитана. Естественно, им на руку и то, что пока из нас никто не решиться на такой шаг…
— Будь уверен таких не мало, — перебил его алмазный человек, — это я о тех, кто против …
— Мелкие сошки, — пожал плечами.
Джоз кивнул, а Марко продолжил:
— Никто из Нас, не станет порочить имя отца, поэтому… — остановился у края дороги, недалеко от поселения, поддел ногой небольшой камешек, подняв при этом небольшой ворох пыли, — поэтому нужно подождать. Я уверен, уляжется все. А мне нужно немного подумать.
Сказав это и сунув одну руку в карман, он направился к поселению, махнув Джозу на прощание.

Городок был средней величины, и его вполне хватило, чтобы бывшие пираты Белоуса смогли раствориться среди его жителей и на время забыться после событий недельной давности, которые еще спустя месяцы будут свежи в их сердцах. Так и Марко, решив обойтись без компанейства, остался один сам по себе. А раньше с ним частенько ходил Эйс. Точнее сказать, шатался. По-другому похождения Портгаса назвать трудно. Однако, еще чаще Фениксу приходилось насильно вытаскивать и забирать буйного парня из различных вида пьянок, гулянок и потасовок, где тот любил повеселиться, не думая о возможных последствиях. Эйс всегда был такой живой, такой энергичный, смелый и веселый… Многими словами мог бы мужчина описать его, но самое верное, пожалуй, будет сказать – Эйс был. Среди знакомых и друзей, несомненно, выделялся. А в душе, естественно, он был и остается. И не только он, а все что с ним связано: разговоры с ним, его поступки, битва бок о бок, смех, печаль… И самое запоминающееся — хитрые, но веселые глаза, на дне которых таился теплый и опасный огонь.
Остановившись вдруг на одной из небольших улиц городка, Марко обвел ее взглядом. Садящееся впереди за домами солнце, косые тени домов напротив, падающие на оранжевые стены жилых построек за спиной. Знакомо? Или это обманчивое ощущение памяти дает о себе знать? Смотрит под ноги – мощение кирпичного цвета плиткой. Поворачивается и видит невысокий дом с большими окнами, и крыльцо, и три ступеньки, на третьей снизу выщерблена у самого края, а рядом растет куст. Куст с темными глянцевыми листьями и ароматными цветами. И… Слева от дома фонарь. Ночью он горит бледно желтым светом. Наваждение. Помотав головой, Феникс снова сует руки в карманы, отгоняет все мысли из своей головы и продолжает идти дальше.
«Где— то должен быть хоть какой-нибудь бар…» Тихий стук ботинок растворяется в вечернем шуме.

— Мне еще одну! – махнул рукой Марко, уже охмелевший, опираясь локтем о столешницу барной стойки. Коренастый высокий бармен с коротенькими усами, оценивающие взглянул на посетителя и все же подал порцию саке.
— Пожалуй, тебе хватит сегодня, ты уже пьян и на ногах, небось, еле стоишь…
Капитан бывшего 1-ого дивизиона пиратов Белоуса уже давно понял, что пьян и на сколько. Он так же отчетливо ощутил, что внутри рождается нечто буйное, нечто манящее выпустить себя наружу, и слабо подчиняющееся рассудку. О, и Феникс знал, что за гость стучится из-за запертых дверей, ведь он слишком часто наблюдал его в исполнении Эйса, когда тот начинал весело дебоширить, смеясь и резвясь, со всем вступая в словесный или рукопашный контакт. Но внутри Марко это было слегка иначе потому, как оно было злое и негативное. Клубок эмоций, в котором закипали злоба, горечь, вина, сожаление, скорбь, отчаяние, отвращение и месть.
Такое нельзя выпускать наружу. Ни в коем разе. Поэтому, с трудом сдерживаясь, Феникс допил свой саке, выполз из-за стойки и покинул шумное и, к тому времени, уже противное ему место.

— Э-хей, Марко! – по плечу увесисто хлопнула знакомая дружеская рука, — ну, что скажешь?
— Хм-м-м… — командир 1-ого дивизиона Белоуса задумчиво почесал небритый подбородок.
— Есть над чем подумать, правда? — Сач хохотнул и оперся правой рукой о кромку верхней палубы, — Отец видит в нем огонь его души!
— Да тут трудиться не нужно, чтобы увидеть этот огонь! Глянь, так и полыхает.
— Мальчишка. Ему еще не по себе. Он привык быть капитаном в своей небольшой команде, где его сила была безоговорочна, где выполняются его команды. А здесь все иначе! Здесь все сильны, но никто никому не доказывает превосходство своей силы, ибо мы братья и у нас один капитан и Отец – Белоус! – лицо командира 4-ого дивизиона окрасила гордая и теплая улыбка, — Капитан хочет, чтобы он остался, я вижу это.
Марко продолжал смотреть на темноволосого парнишку в желтой рубашке, сидящего у самого фальшборта нижней палубы. Он так сидел около суток, отказываясь от еды и питья.
— Ои — ои… — легкая усмешка, — забастовка.
— Ну, Феникс ты нам глаза открыл прямо-таки! Он уже сотню раз пытался побороть Отца! – поддразнивая. – Иди, поостуди его пламя недоверия и неприступности, ты умеешь. Меня он слушать не стал в прошлый раз.
Сач одобрительно кивнул в сторону парня и ушел, оставив мужчину одного.
— Левый что ли?..
Обреченный вздох. Который, однако, не способен скрыть родившийся интерес.
Зайдя в камбуз, Марко ухватил порцию еды и спустился на палубу. Подошел, мирно поставил тарелку с едой перед бастующим, и вмиг передумал говорить что-либо, решив, что первое слово не за ним. И, как оказалось, он не ошибся. Даже с моментом.
— Почему вы все называете его отцом? – Эйс слегка приподнял голову от прижатых к груди колен и посмотрел прямо перед собой.
— Потому, что он называет нас сыновьями, — не такого вопроса ожидал Феникс, но ответ был слишком очевиден для него, для всех их. А парень негодовал.
— Нас ненавидит весь мир, но мы все равно счастливы. Знаю, что это все просто слова, но это действительно так, — улыбка осенила лицо Феникса, так как он ощутил интерес паренька наполовину с сомнением.
Сделав пару шагов, Марко присел напротив Эйса.
— Ты по-прежнему собираешься заниматься всякими глупостями, даже когда тебе сохранили жизнь? Тебе пора принять решение. Нашего отца ты не убьешь, ты и сам это понял. Так что, либо ты покидаешь наш корабль и начинаешь все с самого начала, либо остаешься здесь, отметив спину знаком команды белоуса. Выбор лишь за тобой.
Парень молчал с несколько секунд, сжавшись в комок, а затем чуть расслабился, поднимая голову и встречаясь взглядом с собеседником. Марко отчетливо помнит, как он тогда на мгновение растерялся и поразился. Чему же? Неуверенность молодого пирата таяла, будто лед под палящем солнцем, руки все сильней сжимались в кулаки, губы упорно сжимались в тонкую полоску, а глаза… Это было то, отчего невозможно трудно отвести взгляд. Это был янтарь. В карих глазах полыхал янтарный блеск огня. Это его уверенность. Его решимость. Его выбор.
Слова стали не нужны. С неким подобием чувства выполненного долга, мужчина поднялся, взглянул на тихий оранжевый простор вечернего океана, легкие волны красно-желтых облаков, тихонько вздохнул и развернулся, уходя.
— Как тебя звать?
— Марко, — на ходу, махнув рукой.
— Спасибо, — поблагодарил Эйс, когда уже на палубе остался один.

— Гол Д. Роджер?
— Да.
Марко был вторым человеком на корабле Белоуса, которому Эйс решил рассказать кто его кровный отец, не считая самого капитана.
— Золотой, как говорят многие, — Огненный Кулак влил в себя очередную порцию саке и, дотянувшись рукой, почесал татуированную спину.
— М-ммм, — Феникс частенько отличался подобной лаконичностью, что нередко выводила Эйса из себя на время. Но не сейчас.
— Каким ты его считаешь?
Мужчина отстранил от своих губ, поднесенную было пиалу с выпивкой и, слегка подавшись вперед, повернул голову к Портгасу, вопросительно взглянув. Неужто откровения? В воздухе пахло саке и грозой.
Вздох. К чему клонит этот парень?
— Я уважаю его.
Эйс молчал, глядя на бушприт.
— Но тебя я уважаю больше. Не потому, что ты его сын, а потому, что я лично знаю тебя как человека. Как сокомандника и друга. Как Портгаса Д. Эйса – командира 2-ого дивизиона пиратов Белоуса, — Марко поднял пиалу, как за тост.
— Спасибо, Марко, ты… — парень улыбнулся, но Феникс не дал ему договорить.
— Не порть красивый момент не нужными словами, — они чокнулись и залпом выпили.
На носу Мобидика ветер все чаще и резче закручивал петли и со свистом уносился вверх по мачте, трепеща в натянутых парусах. Не только из-за времени суток, но и из-за смешивающихся серо-синих и почти черных туч, небо быстро темнело и, теряя последние светлые клочки. Где-то на западе раздался гулкий рык грозы. По кораблю забегали пираты, готовя корабль к буйству природы, а двое так и остались сидеть.
— Знаешь, — вдруг заговорил командир 2-ого дивизиона и тут же замолчал, посмотрев на Огненного Кулака.
Вокруг него сгущалась грозовая тьма, и сумерки давили все больше; ветер угрожающе теребил его и без того растрепанные волосы и поля шляпы за спиной; соленые волны с шумом разбивались о борта и нос корабля, брызгами обдавая их двоих; неприятный холод змеей крался по палубе, заставляя поежиться. А он сидел, улыбался, и глаза сияли, как и тогда – светлым, желто-оранжевым оттенком. И теперь это точно не было возможное отражение цвета закатного неба, не было это и огнем Дьявольского фрукта. Огонь его души, его жизни! Чистый и красивый как янтарь.
Поднявшись, Марко захватил пустую бутылку и, неотрывно глядя на свет этих молодых глаз, которые обратились к нему, сказал:
— Может твоего отца и зовут Золотым… Но ты не такой. В тебе другой Свет. Янтарный.
Ветер дунул так сильно, что пришлось зажмурить глаза от брызг соленой воды, в них попавшей.

Разлепив веки, мужчина помотал головой. Ночь и почти полная луна светила с темного неба. Морские волны набегали на песок, окатывали ступни прохладной водой, смешанной с частицами песка и вновь отбегали назад, чтобы повторить свой путь. За спиной холодный чуть влажный камень. Сон. Это был всего лишь сон, повторив моменты прошлого, которые постепенно угасали в памяти Феникса. Но сейчас они ожили с новой силой. И это испугало. Память слишком часто прячет ответы, на мучающие нас вопросы, которые, на самом деле, не тайна для нашего сердца.
Темный силуэт корабля, еще чернее ночи, показался в соседней бухте. Марко поднялся с мокрого песка, отряхнул штаны и медленно направил шаг в его сторону.
Категория: Фанфики | Добавил: Zelfa_Amintor (2011-07-09)
Просмотров: 1064 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 3.5/2
Всего комментариев: 2
2  
Спасибо за комментарийй, я его так долго ждалаааа 0:)

1  
с каждым разом все больше и больше влюбляюсь в твое новое творение :*

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Registratziay | Вход ]

Конструктор сайтов - uCoz

Вход на сайт


Выход

Категории


Поиск


Мини-чат


Наш опрос


Друзья сайта