Из тени в солнечные пятна. - Фанфики - Фанфикшен и реальность - Каталог статей - Маленький сундучок с мангой
Мир сказки открылся, 
Когда провалившись в него,
Открыл ты глаза
И в сочетаниях .....
Душу родную найдёшь
Главная » Статьи » Фанфикшен и реальность » Фанфики [ Добавить статью ]

Из тени в солнечные пятна.
Сигаретный окурок, шипя, полетел в мокрую траву под ногами. Дождь всё шёл... Бесконечный, словно не было сил остановиться...
"Сарутоби Асума" - было выгравировано на каменном надгробии, перед которым, склонив голову, стоял юноша-чунин. Его одежда уже давно насквозь промокла и казалась ему слишком тяжёлой... Хотя не тяжелее, чем потеря этого человека...
Сенсей - это одно из тех слов, что полжизни сопровождают шиноби в их нелёгком пути... трудном, смертельно опасном....пути по лезвию ножа... Это тот человек, который становится второй семьёй... близким, дорогим...
Сенсей...
Паренёк из клана Нара пнул валявшийся рядом с ногой камешек и грустно вздохнул... На душе стало слишком пусто и ничего не хотелось... Он отомстил за смерть учителя, но все же, это его не вернет... Подкатила волна воспоминаний... Первый день в команде, первая миссия, первые успехи... достижение звания чунина...
"Это всё вы, Асума-сенсей... Без вас я бы ничего не смог... Вы гениальный учитель... и вроде только вчера еще с вами говорил, в сёги играл... а вы так и не выиграли у меня ни разу... Сенсей... Мне не было так одиноко никогда..." - юноша достал еще одну сигарету, и затянулся. Пачка быстро пустела... дождь не кончался....

Он лежал, закрыв глаза, и слушал звуки леса. В лесу было шумно, шел дождь. Пепельноволосый мужчина лежал на широкой ветке дерева и слушал, и вспоминал… Отец. Рин. Обито. И Саске. И многие другие. И…
Никогда нельзя привыкнуть к потере человека. Скольких бы ни проводил в последний путь, каждый раз это другое, отчаянное, неизбежное чувство. Каждое из этих лиц вновь встали перед ним. И последнее, такое привычное…
Асума. Сарутоби Асума. Любитель сёги и сигарет, жизнерадостный, невозмутимый… Да что он, черт возьми, вообще знал о нем? Как всегда. Когда живешь рядом с человеком, видишь его изо дня в день, не задумываешься о том, что он на самом деле для тебя значит. А он как неотрывная частичка бытия – убери такую, и все начинает рушиться. Вот и теперь, как и много раз до этого, ему, Хатаке Какаши, показалось, что мир его начинает рушиться. «Ну и кто у меня ещё остался? – безнадежно грустная мысль, - «Всё меньше и меньше…». Из-под плотно закрытых ресниц скользнула по щеке тонкая блестящая полоска.
Дождь становился сильнее, ветка намокала, и пора было уходить отсюда.
«Пора».
И дзенин с серыми, поникшими от дождя волосами, понуро зашагал прочь, к могильному камню, последнему прибежищу его соратника. «Надо быть сильным. Надо быть шиноби». А холодные капли всё падали с неба, не в силах смыть боль потери, и оплакивая её вместе с ними.
На душе было мерзко и тоскливо, когда он увидел камень, к которому направлялся. Небольшая, ссутулившаяся фигурка рядом с камнем. «Кто ещё мог, как и я, выйти в такую погоду?» - отстранено подумал Какаши. Нара Шикамару. Парень, потерявший своего сенсея. Потерявший учителя, почти что отца. Какаши подошел, и встал рядом, неотрывно глядя на камень. Привычно закрыл глаз, невольно вспомнив Обито, как у него часто бывало. Грусть и тоска снова накатили на него – «Никого… Даже учеников растерял…», как вдруг сквозь пелену багровой мути боли до него донесся как всегда спокойный, безразличный голос. Ксо... как рука помощи.
- Какаши-сенсей, – Шикамару выжидающе смотрел на остолбеневшего ещё больше Хатаке, - идём?
Кого-то он ему напоминал, этот самоотверженный, уже вполне взрослый, ученик его погибшего друга. Что-то у них было общее.
Дождь заканчивался, выглянуло садящееся солнце, осветив камень, капли на листьях и двух людей оранжевато-красным, уютным светом.
-Да… Пойдем.

Как всегда, засунув руки в карманы, он, не дожидаясь Какаши, развернулся и медленно, тихими шагами стал удаляться прочь. Только сейчас парень ощутил, что все его тело подрагивает от холода и сырости, и как усталость бессовестно повисла на его плечах. Шикамару чуть приподнял голову кверху, глядя на окрашенные ржавчиной облака. «Я впервые действительно не знаю, что мне делать дальше, сенсей…» - эта мысль так и застыла где-то глубоко, сверкая в глазах Нары долгим, задумчивым взглядом…

Следующим утром Шикамару проснулся неприлично рано и ни капли тому не удивился. За всю ночь, он лишь урывками забывался во сне, но каждый раз совсем не надолго. К тому же луна, светящая прямо в глаза, дико раздражала, а гробовая тишина начинала сводить с ума.
Но наконец утро...
Парень встал и, подойдя к окну, распахнул его со всей силой. Утренний, сырой ветер дохнул в лицо, смывая с него липкую ночную обречённость. На небе вновь клубились серые густые тучи. Они так почти и не расступались уже около нескольких недель к ряду, будто отражая внутреннюю боль Шикамару. Он вздохнул и, почесав затылок, стал одеваться.

* * *

Тсунаде-сама очень удивилась, точнее выпала в осадок, увидев перед собой САМОВОЛЬНО пришедшего, самого ленивого чунина с IQ 200. Она по началу долго молчала, пытаясь вспомнить, просила ли она позвать к себе этого парня, или не перепила ли она утром саке случаем, но потом вдруг поинтересовалась, откинувшись на спинку стула:
- Ммм… Ты ничего не перепутал, Шикамару?..
Тот, приподняв бровь, состроил чуть недовольное выражение лица.
- Я за заданием пришёл. Уверен у вас найдется для меня хоть какое-нибудь, Хогаге-сама.
Та захлопала глазами, поражаясь такой активности.
- Ч-что?..
- Тсунаде-сама... - выдохнул Нара, - так вы дадите мне задание? Желательно на одного...
Хокаге продолжала удивляться ему. Ранее такого не наблюдалось. Раньше его было не вытащить на миссии, а теперь сам пришел! Она хотела что-то сказать, но осеклась и передумала, поняв причину столь сильной перемены.
"Ему наверное дико хочется бежать от ощущения потери, и по-видимому решил заглушить это всё в себе, отправившись на задание..." - думала Тсунаде.
- Шикамару... Я, конечно, понимаю всё что ты сейчас чувствуешь... потеря сенсея это невыносимо...Но ты ведь шиноби! не позволяй брать чувствам верх над тобой. К тому же, ты только недавно вернулся с предыдущей миссии...
Выражение его лица не поменялось.
- Позвольте мне только взять новое поручение, я обещаю, что его выполню..., - он посмотрел куда-то в сторону, - мои ощущения слишком далеки от поверхности...Они никогда не брали надо мной верх.
Женщина понимала, что слышать ее слова достаточно больно и неприятно, но он шиноби, таковы правила. Она также поняла, что ничуть не изменила его решения.
"Ладно...ему видней...может так-то оно и лучше будет..."
- Хорошо. Вот, держи. Это пришло только сегодня утром. Доставь это послание в Страну Камня. Долго не задерживайся... Шумная страна знаешь ли...
Он кивнул, взял посыльный пакет и вышел.
- Эх... как же я тебя понимаю.., - Тсунаде посмотрела в окно на красные крыши домов Конохи. Потянулась и, пока никого не было, достала бутылочку саке.

* * *

Смотреть вверх, как обычно он делал это раньше, ему совсем не хотелось. Нара лениво шёл по пути до дома, чтобы собрать вещи и отправиться на порученное задание. Последнее время он перестал себя узнавать, стал каким-то диким что ли... Прямо как Учиха... раньше… Он все меньше общался с друзьями и все реже их видел.
"Как-то серо...", - сказал он себе мысленно.
- Эй, Шикамару! Охайо!!! - донёсся до него знакомый голос.
- Чоуджи...
- Давно не видел тебя! Где пропадаешь-то?! Пойдем, есть дело! Зайдем по дороге на барбекю, проветришься за одно, а? - засверкал улыбкой друг.
- Извини, Чоуджи, не могу. Миссия, - пожал плечами Нара, и на дороге вновь послышались его тихие неторопливые шаги.
- Шикамару… - как-то грустно протянул Чоуджи, смотря тому в след.
- Это всё из-за Асумы-сенсея он такой… - тихий голос Ино позади.
- Совсем не такой как раньше...
- Да... Ну пойдем вдвоём что ли...
- Угу, - согласился с ней товарищ.

***

Смерть Асумы на Какаши не повлияла так, как на Шикамару. Он, как и раньше, проснулся в полдень. На этот раз, от стука в дверь. Открывать не хотелось совершенно, да и особой жажды деятельности он не испытывал... Однако стук в дверь был такой яростный, словно к нему ломились два-три Кьюби. Поэтому, здраво оценив ситуацию, Какаши скатился с кровати и отправился открывать дверь, попутно ворча и одеваясь.
Шизуне, ломившаяся в дверь уже с полчаса, не ожидала такой подставы, и когда Какаши открыл ей, она едва не рухнула на дзенина.
- Хатаке Какаши! Немедленно отправляйтесь к Тсунаде!
Тот грустно посмотрел на неё, вздохнул - никуда не денешься! - и отправился к Хокаге.
Деревня была как всегда оживленна. Пройдя по людным улицам, он зашел в резиденцию Хокаге. А, проходя мимо комнаты миссий, он на минуту остановился. Обычно он видел его здесь по утрам, с сигаретой в зубах... Стиснув под маской зубы, он пошёл дальше. "Ты, как и я, друг... Готов был погибнуть, не дав пострадать другим... "
Вздохнул и зашел в комнату Пятой.
- Какаши! Я даю тебе миссию.
Возражать и пытаться отвертеться было лень, да и хотелось... Развеяться, что ли… И он ответил:
- Расскажите о подробностях.
Тсунаде нахмурилась, как всегда при описании миссий.
- Шизуне перепутала некоторые миссии, и вместо относительно безопасной миссии с доставкой письма, я отправила Шикамару в самый разгар гражданской войны.
На лице дзенина не дрогнул ни один мускул, однако, помимо воли, он вспомнил: "Садящееся солнце, мягкие цвета и тени... Долгий дождь и свежесть после него... Тишина, боль потерь, одиночество, тишина...
- Сенсей! Идём?”
И, почувствовав какое-то родство что ли, с этим чунином, он спросил:
- Мм? Какая страна?
- Страна Камня. Теперь о посылке – это письмо от правителя соседней страны с предложением помощи и союза. За ним наверняка будут охотиться зачинщики гражданской войны – партия, пытающаяся совершить переворот и захватить власть. Конохе выгодно иметь дело с теперешним их правителем, и не хотелось бы, чтобы власть сменилась… - она вздохнула, - Возможно, среди наёмников будут шиноби.
- А. Хорошо, я отправляюсь, - и вышел за дверь.
«Хммм… - призадумалась Тсунаде, - самый ленивый чунин сам пришел за миссией. А самый изворотливый дзенин даже не отпирался… Что за день!». И, вздохнув, запустила руку в ящичек за желанной бутылочкой.

Хатаке Какаши был, как всегда, спокоен и внимателен, летя по деревьям. Во время миссии он не мог позволить себе расклеиться и размышлять о чем-то постороннем. Сейчас надо было догонять Шикамару. Услышав какие-то звуки, он замедлил движение и прислушался. Дзынь! Дзень! Звук, с которым кунай отбивает кунай или сюрикены, перепутать было невозможно. Какаши рванулся вперед, мигом вспомнив наставления Тсунаде о возможной засаде. Вылетать, как Наруто с фокусническими клубами дыма, на поле боя он не собирался. Надо бы спрятаться, оценить ситуацию, пересчитать противников, их…
Он разом забыл все планы, увидев из-за деревьев, как в спину, концентрировавшему Тень Шикамару летит с десяток сюрикенов.
- Ксо! – прошептал дзенин, - я уже не успею применить какую-либо технику…
«Я не могу дать ещё одному товарищу погибнуть!», - он бросился наперерез свистящим сюрикенам, отбивая их, и, в конце концов, разбросал их все по поляне.
- А, вы вовремя, Какаши-сан, – сказал спасенный Шикамару, - их здесь трое. Один за деревьями уже пойман моей техникой. Ещё один там, - он мотнул головой влево, - и один там, откуда летели сюрикены. Впрочем, - он сложил пальцы, - он мог и переместиться.
Парень произнёс про себя технику, его тень взвилась смертоносными лезвиями, настигая неудачливого наёмника-дзенина. Из-за кустов раздался сдавленный крик и тут же стих.
Какаши одобрительно хмыкнул, узнав Театр Теней. Однако восхищаться техниками клана Нара было недосуг – в него уже летели два куная со взрывными печатями.
«Неслаженно работают» - подумал Хатаке, растворяясь в листве. Через мгновенье там же оказался и Шикамару. Они кивнули друг другу и разлетелись в разные стороны.
Шиноби, у которого признанный гений Конохи оказался за спиной, только удивленно посмотрел на него уже застывающими зрачками.
«Да Шика и сам справился бы со всеми…», - подумал Какаши, и как сглазил.
Труп, падавший с ветки дерева начал распадаться на… сотни маленьких черных пауков…
«Гендзюцу?», - подумал Какаши.
Пауки мгновенно стрельнули паутиной в сенсея, облепив его с ног до головы. «Да нет, не похоже…»
- Хе! И это тот самый гений… - раздалось из-за ветвей неподалёку.
- Да. Тот самый, – раздался голос Хатаке прямо над ухом наёмника. Кунай дзынькнул у горла. Клон Какаши уже летел вниз, облепленный паутиной.
- Ксо! – прошептал обреченный шиноби и шевельнул пальцами. Паучки, оставшиеся на ветках внизу, повинуясь нитям чакры, прыгнули...
Но не на Какаши, которого заслонял наёмник, а невероятным прыжком через несколько деревьев туда, где уже завершал свой убийственную технику Шикамару.
«Вот …» - пронеслось в голове дзенина. Наёмник оскалился:
- Яд всего двух укусов убьет… - насмешка сменилась гримасой боли, по шее уже струйкой бежит кровь, Какаши летит следом за вредоносными пауками, - его…. – закончил ниндзя и рухнул вниз.
- Шикамару! – окликнул его дзенин. Тот оборачивается, глаза расширяются, он вскидывает руку с кунаем, - «Садящееся солнце, мягкие цвета и тени… и одиночество, и боль потерь…», - и прыгает на следующую ветку ниже, выигрывая время.
- Какаши! – предупреждающий окрик, он бросает взрывную печать в тучу пауков и приземляется на землю.
Хатаке, помедлив, осматривая окрестности, спускается за ним.
- Ф-фух! Это было близко… - вздохнул он.
Шикамару улыбнулся, - Да уж, проблематичная техника… Ксо!! – он согнулся от боли.
Какаши мгновенно развернулся, подхватил падающего чунина, и…
Взгляд его упал на маленького паучка, уползавшего от них в траву с совершенно невинным видом. Сюрикен дзенина мгновенно припечатал его к земле.
«Всего один… А если…»
- Шикамару! Проверь количество укусов.
- Один… только… черт! – он повернул голову к укушенному предплечью в попытке отсосать яд, - Ксо! Его слишком мало и он очень сильный…
- Яд двух укусов смертелен, - обрадовал его Какаши, припомнив слова вражеского шиноби, - двигаться можешь?
- Да… но… - он пошевелился, и медленно, шатаясь, поднялся, - эта рука у меня выведена из строя.
Он едва мог ей шевелить.
«С ума сойти, пауки остались, даже когда их хозяин погиб…» - размышлял Какаши, «Видимо, он в них всю чакру оставшуюся вложил... Тогда она должна бы уже кончиться…» Он взлетел на деревья и внимательно осмотрелся. Оставшийся неизвестно каким чудом в живых паук едва ковылял и издох за секунды. Хммм... – удовлетворённо отметил Какаши, - все верно. Больше опасаться нападений пауков нет смысла. Значит, только один укус…
Дзенин покачал головой, вздохнул и спросил:
- Каковы сроки доставки письма?
- А, точно, - словно очнулся Шикамару, - есть ещё два дня. Кстати, а вы-то что здесь делаете?
- Шизуне перепутала миссии, - сказал Какаши, и рассказал о действительном задании.
- Поня-ятно, - протянул чунин, - Всё ещё проблематичней, а впрочем, - он скривился от боли, - Какая разница…
Сенсей команды №7 покосился на него, кивнул и сказал, - Идём. Могут быть ещё засады и ловушки, будь осторожнее.
- Да. И… – он взглянул на летящие по небу облака, - у меня нет техник, выполняемых одной рукой. Я бесполезен. Я провалил задание.
- Эй-эй! Это миссия на двоих, не бери на себя слишком много. Если завяжется битва – скрывайся с посланием. Со мной оно может пострадать, я же буду драться.
- Да-да, хорошо, - чунин безразлично кивнул хвостиком на голове.

В деревне они были утром следующего дня. В дороге на них дважды нападали по двое. План срабатывал, письмо целое и невредимое покоилось у Шикамару в сумке. Какаши, также целый и невредимый, шагал с ним рядом.
Солнце поднималось, окрашивая все в радостный золотой и оранжевый цвет. А двое шиноби шли по пустой пыльной дороге, прямо к завершению миссии. Тени удлинялись.

Извинения правительства той деревни, куда было доставлено послание, были Шикамару абсолютно безразличны. Хоть боль и сводила с ума, он очень старался не подавать вида и намеренно отказался от какой-либо помощи в незнакомой деревне. Да они наверное и мало чего бы смоги сделать против этого странного яда. Что самое плохое, чунин стал замечать что у него отнялась не только правая рука, которая к тому же была еще и ранена, но постепенно немела правая половина тела. Дзенину он этого не сказал, хотя был уверен, что если надо, тот все заметит и поймёт, как-никак Шаринган Какаши...
Они остановились на привал, сразу же, как только отошли от деревни. Лес был тих, и похоже нападения не намечалось. Пока Нара отдыхал под деревом, Какаши осмотрел округу и, ничего не найдя, вернулся к нему.
Парень снова взял себя в руки, не показывая, что ему плохо. Как всегда ленивым тоном произнес:
- Ну что, двинемся далее… сенсей?.. - с трудом поднимаясь.
- Нет. Мы на ночь остаемся здесь.
- Как? Тут ведь опасно... и нам надо вернуться быстрее в Коноху с отчетом! - вскинулся Шикамару, но почувствовав, что зря это сделал, скривившись от боли, схватился за руку.
- Мммм… И куда ж ты собрался в таком состоянии?.. Половина твоего тела почти обездвижена, на руке рана, хоть я ее и обработал... Надо переждать ночь здесь. Я проверил, вокруг нет никого. А ночью нам было бы опасно идти, - Хатаке чуть призадумался и продолжил, - Я знаю парочку трав которые бы облегчили твое состояние, но их надо поискать, думаю здесь они растут... Сейчас я разведу небольшой костёр, а потом займусь поисками лечебной травы.
Сенсей подошел ближе, под дерево, скинул свой рюкзак и, достав оттуда плед, протянул Шикамару:
- Держи, укутайся, иначе замерзнешь.
Тот вздохнул и принял помощь, кое-как завернувшись.
Пока он возился, уже затрещал небольшой костерок, недалеко о него, Какаши отряхнул руки.
- Ну, вот... Так уже лучше, - глянул на сидящего чунина, уткнувшегося лицом в колени, - ты только не засыпай, пока меня нет... мало ли что...
Он слегка кивнул, а потом, слегка приподняв голову, тихо сказал:
- Пожалуйста... недолго, Какаши...
Дзенин на миг удивился. Голос этого парня он никогда не слышал таким болезненным и настоящим... Всегда было что-то, что отгораживало его внутреннюю натуру от внешнего мира... Лень.
"Надо же... Впервой таким его вижу..." - подумал Хатаке и скрылся за деревьями.

Неимоверно клонило в сон. Над головой в ветвях уже давно затихли птицы. Пламя костра постепенно становилось слабее, давая густой темноте заволакивать все вокруг непроницаемым полотном. Шикамару то и дело пытался на чем-то сосредоточиться, чтобы не заснуть, но легкая сонная лапа заставляла веки слипаться. В глазах медленно плыло, но внутри стало как-то беспокойно... Какаши ушел уже очень давно, и до сих пор не появлялся. Нара почувствовал, что волнуется, хотя это ощущение по отношению к сенсею команды №7 было для него странным.
«Он мой товарищ в данной ситуации... И без него... мне не выжить... Я наверное эгоист...»
Чунин вздохнул. Сердцебиение стало неровным; попытался повертеть головой, дабы осмотреться. Ничего.
- Мааа... реакция и внимание у тебя тоже заторможены...это плохо... хорошо, что я не враг… - раздался тихий знакомый голос над ухом.
Шикамару дернулся от неожиданности, но это вызвало лишь еще большую боль в теле.
- Хатаке Какаши! Зачем вы так?! Я же в никаком состоянии... - он укорительно глянул на дзенина через плечо.
- Да… наверное так не надо было делать... Так вот... я ж не с пустыми руками вернулся. Я нашел то, что нам надо, - он показал небольшой пучок странной на вид травы, покрытой множеством иголок.
Нара скривился при виде этого.
- Надеюсь мне есть это не придется?.. - обреченным голосом.
- Нет... но вот мне придётся поработать...
Хатаке обошёл дерево, под которым сидел Нара и присел рядом.
- Мне надо это все растереть... Ох... - вздохнул Копирующий и принялся за нелёгкую работу.
- Какаши-сан, я конечно понимаю, что это трудно... Но нельзя ли побыстрей как-нибудь... я сейчас точно отрублюсь... - чунин откинул голову и прикрыл глаза, чуть нахмурившись, - не чувствую всю правую половину тела...
- Плохо… - Какаши заработал резвей.

Когда Какаши закончил приготовления и обернулся к чунину, тот уже мирно дремал, опустив голову.
Хатаке сокрушенно покачал головой и, взяв мису с травами, направился к спящему. Легонько тряхнул его, чтоб разбудить. Ноль внимания.
Вздохнув, Какаши аккуратно расстегнул молнию его жилета, приподнял рубашку, и, подцепив на ладонь чудодейственные травки, начал аккуратно, едва касаясь, наносить на кожу спящего. Шикамару все спал.
То, где прибывало внутреннее сознание Нара, сном было назвать очень трудно. Он просто чувствовал, будто провалился в тёмный бездонный колодец, в котором уже даже дышать становилось трудно. Было холодно; создавалось ощущение, словно он останется в этом навеки... В безбрежном пространстве тьмы и ничего, холода и одиночества...
"Сенсей...", - неизвестно кому кричал Шикамару, но голос лишь эхом потух в бесконечности.
Но вдруг нечто теплое коснулось его руки и плеча, от чего резко захотелось заплакать, как в детстве, при ощущении, что тебя, наконец, нашли затерянного в странном лесу, захотелось заплакать оттого, что о тебе волнуются, что все-таки ты нужен...

Шикамару все спал. «Эк, его проняло...» - отечески улыбнувшись, подумал Какаши, продолжая натирать. Почему-то будить чунина ему не хотелось. Хотелось ещё посмотреть, как он мирно спит, даже не замечая его. В такие моменты сна, шиноби казалось, что он видит перед собой парня, простого парня, которому не надо каждый день убивать, мстить, волноваться за друзей и выполнять, в общем-то, ненужные для него миссии. Какаши вздохнул, продолжая втирать целебную мазь, как вдруг услышал тихий стон:
- Сенсей....
Погрузившийся в размышления и воспоминания, Какаши вздрогнул.
«Проснулся-таки», - подумал он, и сказал, - Ты лежи, не дергайся. Как чувствуешь себя?
- Я, - Нара поморщился, - кажется, начинаю чувствовать.
- Что ж… Это хорошо. Можешь уже шевелить рукой?
- Сенсей… Я чувствую только там, где вы касаетесь. Только пальцы на руке ожили немного…
- Ксо! Потерпи немножко, может будет больно или неприятно.
И дзенин, нахмурившись, начал втирать лекарство сильнее. «Сейчас не время осторожничать с ним – проснулся, не проснулся! Надо быстрее и сильнее втереть. Иначе его тело попросту может отказаться впитывать… ксо!»

Шикамару все отчетливей ощущал на своем плече уверенные, осторожные руки Хатаке. Было приятно, что ли... но не от того, что сейчас спасалась его жизнь, а ... просто от прикосновений... Нара прикрыл глаза, наслаждаясь. Так ему обычно делала его мама в детстве, когда он болел.
«Откуда у него такие... руки...?», - внутренне удивился Шика.
- Как... приятно.. - отдалённым таким, будто забывшимся голосом, прошептал чунин.
Но потом вдруг резко понял, что сморозил нечто странное для него, и этот сенсей может всё неправильно понять.
- Я думаю хватит. Мне лучше… - парень немного отстранился от рук дзенина втирающих в его тело мазь.
- Да?.. Точно уверен? - неверяще переспросил тот.
- Да, Хатаке... - сан… - вовремя добавил Шикамару.
- Хм… - протянул тот.
- Я постараюсь поспать...Скоро рассвет, - пожал плечами Шика и поудобней завернулся в плед.
«Что-то это все мне не нравиться...» - уже засыпая.

Сонному чунину показалось, словно он проспал всего лишь пару минут, в то время как в действительности прошло уже около четырёх часов с того момента, как он уснул. За прошлый день и ночь они с Хатаке устали и были измождены, поэтому малый отдых прошёл так незаметно.
Шикамару зевнул и почувствовал, что более-менее может шевелить рукой. Правда пока еще не все пальцы слушались рефлексов, но это уже было замечательно. Он тихо приподнялся, удерживаясь за дерево, и взглянул на спящего неподалеку Какаши, усмехнулся и побрёл к кустам. Ему почему-то казалось, будто где-то рядом должна быть вода. И он, к собственному удивлению не ошибся. Нара вышел к неширокой речонке и, почувствовав свежесть воды, тут же оказался у берега. Жажда мучила его еще с ночи, и вот только сейчас он блаженно расплылся в улыбке, утолив ее.
«Умыться что ли... Весь в пыли, как…» - и хихикнув, мысленно промолчал.
Осторожно развязал тесёмку схватывающую волосы в хвостик. Вздохнул с облегчением.
"Так приятней...", - подумал Шикамару и стал умываться.

Когда вышеупомянутый Хатаке-сан соизволил продрать глаза, чунина уже не было. «Хмм… Значит, уже двигается. Отлично», - он встал, с удовольствием потянулся, и просканировал местность на предмет Шикамару. Тот нашелся умывающимся в ручье. Какаши, очутившийся за деревом, рядом с чунином, отметил, что тому идёт с распущенными волосами. «Идёт? Тьфу, о чем я думаю… Нет, так конечно лучше смотрится… Но я-то тут уж точно не при чём! » - он нахмурился, но наблюдение продолжил. Неверные движения Нара настораживали дзенина, но тот явно уже шел на поправку. «Тсунаде окончательно его вылечит,… Полежит денек-второй в госпитале, не велика беда… И чего он так расстроился тогда… На миссии всякое ведь бывает...» - думал Какаши, но мысли как-то проскальзывали мимо, казались неважными и какими-то далекими. А все, потому что дзенин вспомнил странное мгновенье – “- Как... приятно… - отдалённым таким, будто забывшимся голосом, прошептал чунин…”
И тогда, когда он ушёл за травами… Голос совсем неизвестного ему человека просил его возвращаться скорей. «Да, – подумал Хатаке, - определенно жизнь шиноби не располагает к доверительным беседам за кружечкой зеленого чая. И многие выглядят совсем иначе, чем они есть на самом деле… - Какаши грустно улыбнулся, вспомнив Ируку, - вот и он, так же…»
Когда Шикамару закончил умываться и с наслажденьем потянулся тем, чем мог пошевелить, он завязал волосы ленточкой и направился в сторону их стоянки. Какаши обнаружился за ближайшим деревом с неразлучным томиком «Ича, ича...»
- А… Хатаке-сан... Вы следили за мной?.. - странно запинаясь, выговорил Шикамару.
- Ммм? - отрываясь от книжки, протянул Какаши, - нужно же мне было знать, куда ты ушёл, шатающийся и раненый, чтобы вовремя успеть, если что...
- Если что?.. - переспросил он, вытирая лицо рукой, - Я уже хожу вроде...
Он вдруг замолк, почесал шею, и нарочито глядя на небо, сказал:
-Эээ... Я хотел сказать вам спасибо... за… помощь... - слова странными обрывками летели в сторону дзенина.
- Мааа! Да разве ж это помощь? Вот Тсунаде точно на ноги совсем поставит, все рефлексы в норму приведёт... э?- заметил он странную сконфуженность самого невозмутимого чунина, однако приписав все его болезненному состоянию, продолжил, - Это все, что я мог сделать, чтобы товарищу по миссии стало легче. Я бы не дал тебе так страдать, если бы вовремя заметил клона того шиноби... - и улыбнулся.
- Мда-а..? Спасибо...Но… я обещал Тсунаде.. что один выполню эту миссию.. обязательно..., - Нара грустно вздохнул и уселся там где только что стоял, - На самом деле я мало на что способен… даже Чоуджи сильнее меня...
- Знаешь… Посмотри на Наруто. Он давно всем доказал, что умения – не самое важное в жизни шиноби. Главное – ты сам, твои чувства, твоя верность, твои слова, твои друзья. Ради этого и стоит учиться, и продолжать свой путь как ниндзя. Ради этого нельзя унывать. Нельзя бросать друзей, ведь они и родители – всё, что у тебя есть. – Шикамару уставился в землю, вспомнив, разговор с Чоуджи перед отправкой на миссию, Какаши продолжал, - ты неплохой парень, Шикамару Нара, но ты слишком много от себя требуешь. Вспомни, ты хорошо сражался с первым засадным отрядом, а это, - он кивком указал на раненое плечо чунина, - могло случиться с каждым.
- У вас не получается утешать, Хатаке-сан... - чунин утер щеку и тут же отвернулся, чтобы это сенсей ничего не увидел.
- Шикамару, - спокойно произнес Какаши, - не стоит убиваться из-за подобных вещей. В конце концов, это всего лишь очередная выполненная, заметь, миссия.
Ленивый вздох и снова закрытая натура.
- Я совсем не убиваюсь, - уходя к месту ночлега.
- Вот и славно, – тихо сказал себе Какаши.

Категория: Фанфики | Добавил: Zelfa_Amintor (2008-11-12)
Просмотров: 544 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2  
biggrin ндяя)) Этот фик вообще сопровождался бурными истериками и приступами смеха под стульями))хоть по сути то он не веселый..)

1  
Тсунаде-сама очень удивилась, точнее выпала в осадок.... это что-то, я б на это посмотрел...га..га...га... aaa

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Registratziay | Вход ]

Конструктор сайтов - uCoz

Вход на сайт


Выход

Категории


Поиск


Мини-чат


Наш опрос


Друзья сайта